Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -ГлавнаяОб АльманахеРецензентыАрхив телеконференций- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Сборники АльманахаДругие сборникиНаучные труды- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Образец оформленияИнформационное письмоО проведении телеконференции- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Материалы I телеконференцииМатериалы II телеконференцииМатериалы III телеконференцииМатериалы IV телеконференцииМатериалы V телеконференцииМатериалы VI телеконференцииМатериалы VII телеконференцииМатериалы VIII телеконференцииМатериалы IX телеконференцииМатериалы Х телеконференцииМатериалы XI телеконференцииМатериалы XII телеконференцииМатериалы XIII телеконференцииУчастники XIII телеконференцииМатериалы XIV телеконференцииУчастники XIV телеконференцииЮбилейная XV Телеконференция Октябрь 2014Участники Юбилейной XV Телеконференции- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Конференция СМПиЧ-2015Участники СМПиЧ-2015- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -КонтактыФорум
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Поиск по сайту

Последние статьи

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИМФОЦИТОВ У БОЛЬНЫХ ИКСОДОВЫМ КЛЕЩЕВЫМ БОРРЕЛИОЗОМ ВЛИЯНИЕ ВИРУСНОИ ИНФЕКЦИИ КЛЕЩЕВЫМ ЭНЦЕФАЛИТОМ НА ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ БОЛЕЗНИ РОЛЬ ГЕНА GSTM1 В ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЯХ КЛЕТОК КРОВИ и ПАТОЛОГИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЯХ СПЕРМАТОЗОИДОВ ПРИ ГРАНУЛОЦИТАРНОМ АНАПЛАЗМОЗЕ ЧЕЛОВЕКА ГЕНЕТИЧЕСКИИ ПОЛИМОРФИЗМ И ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ Т- ЛИМФОЦИТОВ У БОЛЬНЫХ АРТРИТОМ, АССОЦИИРОВАННЫМ В КЛЕЩЕВЫМ БОРРЕЛИОЗОМ КЛИНИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИКСОДОВОГО ВЕСЕННЕ-ЛЕТНЕГО КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫИ СТАТУС И АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА ПЕРВОКЛАССНИКОВ ШКОЛ г. НЕФТЕЮГАНСКА ТЮМЕНСКОИ ОБЛАСТИ Материалы трудов участников 14-ой международной выездной конференции русскоязычных ученых в Китае (Sanya, Haynan Island) "Современный мир, природа и человек", том 8, №3. ПРОЛИФЕРАТИВНЫЕ И АПОПТОТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЛИМФОЦИТАХ КРОВИ БОЛЬНЫХ ИКСОДОВЫМ КЛЕЩЕВЫМ БОРРЕЛИОЗОМ В ПРОЦЕССЕ СТИМУЛЯЦИИ АНТИГЕНОМ БОРРЕЛИИ THE ANALYSIS OF SOME INDICES OF IMMUNERESPONSE, DNA REPAIR, AND MICRONUCLEI CONTENT IN CELLS FROM TICK-BORNE ENCEPHALITIS PATIENTS КОМПЬЮТЕРНЫИ СПЕКТРАЛЬНЫИ МОРФОМЕТРИЧЕСКИИ АНАЛИЗ МОНОНУКЛЕАРНЫХ КЛЕТОК ПЕРИФЕРИЧЕСКОИ КРОВИ У БОЛЬНЫХ ИКСОДОВЫМ КЛЕЩЕВЫМ БОРРЕЛИОЗОМ И ГРАНУЛОЦИТАРНЫМ ЭРЛИХИОЗОМ ЧЕЛОВЕКА

Полезная информация

 
 

О ПЕРИОДИЧЕСКОМ ЗАКОНЕ В ФИЗИОЛОГИИ ТРУДА И ЕГО ЗНАЧЕНИИ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ ТРУДОВЫХ СТРЕССОВ

Печать E-mail
Автор Устьянцев С.Л.   
19.10.2010 г.

ФГУН «Екатеринбургский медицинский научный центр профилактики и охраны здоровья рабочих промпредприятий» Роспотребнадзора (г. Екатеринбург)

Эта статья опубликована сборнике научных трудов "Фундаментальные науки и практика" с материалами Третьей Международной Телеконференции "Проблемы и перспективы современной медицины, биологии и экологии" - Том 1 - №4. - Томск - 2010.

 

Резюме
В лабораторных экспериментах над 10 добровольцами и в производственных исследованиях 456 рабочих и служащих в 41 виде профессиональной деятельности выявлена ранее неизученная физиологическая закономерность, состоящая в том, что направление и сила линейной формы корреляционной связи между интенсивностью мышечных и нервно-эмоциональных энергозатрат находятся в повторяющейся при различных трудовых процессах зависимости от массы вовлеченной в работу скелетной мускулатуры (М). На основе указанной закономерности сформулирован периодический закон в физиологии труда, разработана система срочной профилактики трудовых стрессов, включающая норматив и средство индивидуальной защиты от их вредного влияния. Применением указанной системы достигнуто улучшение условий труда работников. Представлены доказательства значения М в управлении устойчивостью организма к трудовым стрессам и эффективностью отдыха.
Введение
Энергетические процессы в организме при производственной деятельности, являющиеся предметом изучения многих поколений физиологов, продолжают изучаться в свете современных требований международных организаций (ВОЗ и МОТ) к профилактике вредных производственных влияний по отношению к каждому участнику трудового процесса [1]. Однако для разработки современной концепции оценки и профилактики индивидуального профессионального риска нарушений здоровья необходимо решить ряд задач: измерение нервно-эмоциональных энергозатрат, массы вовлеченной в работу скелетной мускулатуры и изучение связи последней с эффектами взаимодействия общих мышечных и нервно-эмоциональных (разнородных) энергозатрат, разработка норматива трудовых стрессов и средства индивидуальной защиты от их вредного влияния.
Задачами настоящей работы являлись: изучение взаимодействия разнородных энергозатрат организма при труде при различной массе вовлеченной в работу скелетной мускулатуры, разработка и внедрение системы срочной профилактики трудовых стрессов для сохранения здоровья и улучшения условий труда.
Материал и методы
Для решения поставленных задач нами проведены лабораторные эксперимен-тальные и производственные исследования. В шести сериях лабораторных экспериментов выполнялась физическая динамическая работа 10 добровольцами мужчинами в возрасте 20-29 лет. В первой – третьей сериях работа выполнялась с применением пальцевого и плечевого эргографов в позе сидя и заключалась в подъеме и безопорном опускании грузов в темпе 60 циклов в минуту, отягощающих основные работающие мышцы на 20% от их максимальной произвольной силы. Грузы перемещались до отказа от выполнения работы. В первой серии средним пальцем кисти перемещался груз 2 кг. Во второй серии сгибателем предплечья руки перемещался груз 4 кг. В третьей серии синхронными напряжениями сгибателей предплечий перемещался груз 8 кг. В четвертой – шестой сериях добровольцы выполняли бег на дистанцию 300 м со скоростью от 4 до 13 км/ч. В перерывах между выполнением нагрузок добровольцы отдыхали до восстановления функционального состояния.
В производственных исследованиях изучалась профессиональная деятельность 456 рабочих и служащих (в том числе 97 женщин) в возрасте 20-55 лет. Проанализирован 41 вид профессиональной деятельности на 15 предприятиях Российской Федерации. В лабораторных экспериментах и производственных исследованиях определялись: масса вовлеченной в работу скелетной мускулатуры (М, %); частота сердечных сокращений (ЧСС) и минутный объем дыхания (МОД), интенсивность общих (Q, Вт/м2), общих мышечных (Qм, Вт/м2) и нервно-эмоциональных (Qн, Вт/м2) энергозатрат организма, тяжесть и напряженность труда. Определение М проводилось по частоте движений звеньев локомоторной системы (рук, ног, туловища) с применением известных данных о соответствующей им доле скелетной мускулатуры [2]. Q и Qм определялись на основе данных о ЧСС и МОД соответственно [4]. Qн  определялась по формуле: Qн = Q – Qм [3, 4]. Тяжесть и напряженность труда определялись по Qм и Qн при фактической М и оценивались в гигиенических критериях риска нарушений здоровья [4]. Определение напряженности труда при фактической М является отличительной особенностью примененной нами методики, которая  впервые ставит оценку этого фактора трудового процесса в сопоставимые условия с учитывающей величину М оценкой тяжести труда. Методический прием по учету М при определении напряженности труда основывается на морфофункциональной взаимосвязи периферических и центральных отделов нервно-мышечного аппарата (НМА). Хронометражные наблюдения за трудовым процессом в производственных исследованиях применялись для оценки максимально разовых, среднерабочих и среднесменных параметров изучаемых характеристик труда.
Для разработки и внедрения средства индивидуальной защиты от вредного влияния нервно-эмоционального трудового стресса рассчитывались повышающие М индивидуальные дозы внутрисменных профилактических мышечных нагрузок [7]. Алгоритм определения доз этих нагрузок заключался в следующем. Находили профилактическую Qм, для чего из Q вычитали допустимую (класс 2) Qн при фактической М, и из полученной разности вычитали определенную при исследуемом труде фактическую Qм. Далее определяли обоснованные профилактические мышечные энергозатраты (ОПМЭ, Вт/м2 • с) как произведение профилактической Qм на длительность рабочего нервно-эмоционального перенапряжения. Затем определяли безопасную для здоровья работника рекомендуемую максимальную интенсивность ОПМЭ (Вт/м2) в процессе внутрисменного активного отдыха, при которой может обеспечиваться длительность этого отдыха, сопоставимая с общепринятой физиологической практикой проведения регламентированных перерывов по 5-15 минут. После этого вычисляли точную длительность внутрисменного активного отдыха делением ОПМЭ (Вт/м2 • с) на рекомендуемую максимальную интенсивность ОПМЭ (Вт/м2). Физическая нагрузка, вызывающая рекомендуемую максимальную интенсивность ОПМЭ в процессе внутрисменного активного отдыха задавалась при помощи велоэргометра, обеспечивающего дозировку этой нагрузки, измерение энергозатрат организма и вовлечение в работу обширных мышечных групп тела. Внедряемые в форме активного отдыха дозы этих нагрузок выполнялись исследуемыми врачами-стоматологами в перерывах между приемами пациентов.
Оперируя в своих исследованиях понятием характера труда мы использовали не социально-экономический аспект этого понятия, а связанное с величиной М его эргономическое содержание, которое мы детализировали для уточнения влияния М на условия труда. Сущность этой детализации заключается в том, что общепринятая (базовая) градация характера труда (по величине М) на локальный, региональный и общий диапазоны нами дополнительно разделена на поддиапазоны, названные периодами [5]. При этом под периодом характера труда мы подразумеваем не временной промежуток деятельности, а выполнение ее в определенном диапазоне величин М. В связи с этим следует различать следующие периоды характера трудовой деятельности: узколокальный (М ≤ 10%), локальный (М > 10% -  15%), локально-региональный (М > 15% -  30%), региональный (М > 30% -  40) и общий (М  40%).
При статистической обработке полученных данных достоверность различий оценивали по критериям Стьюдента, Пирсона (достоверными считали различия при P0,05). Для оценки силы и направленности взаимосвязи между количественными признаками вычислялся коэффициент корреляции Пирсона (r).
Результаты и их обсуждение
Установлено, что исследуемые нагрузки характеризуются широким диапазоном вовлекаемой в работу массы скелетной мускулатуры (М): у добровольцев от 3% в первой серии экспериментов до 80% в шестой, и у рабочих от 4-14% при распиловке корундов и огранке алмазов до 60-80% при труде в шахте. Тем самым достигнута возможность изучения взаимодействия разнородных энергозатрат при массе вовлеченной в трудовую деятельность скелетной мускулатуры, характеризующей все периоды ее характера.

Таблица 1

Взаимосвязь между разнородными энергозатратами организма при локальных (М £ 15%)  и общих (М > 40%) мышечных нагрузках в эксперименте над 10 мужчинами 20-29 лет

Серия эксперимента, №

Масса вовлеченной в работу скелетной мускулатуры (М), %

Физическая нагрузка

ЧСС в конце нагрузки, уд/мин

МОД в конце нагрузки (BTPS), дм3

Интенсивность энергозатрат организма, Вт/м2

общих

общих мышечных

нервно-эмоциональных

1

2

3

4

5

6

7

8

1

3

1,3±0,04 Вт

72±1,5

4,9±0,20

64,4±2

37,7±1,1

26,7±0,8

2

5

6,9±0,20 Вт

84±2,2

5,6±0,20

115±3

43,1±1,2

72±2,0

3

10

13,7±0,41 Вт

102±3

9,0±0,21

190±5

69,2±2,0

121±3

      Коэффициент корреляции r (столбцы 7/8) в сериях 1-3

0,94 (Р<0,001)

4

60-65

4-5 км/ч

114±3

22,5±0,6

241±6

173±5

68±1,9

5

70-75

8-10 км/ч

140±4

45±1,1

350±10

346±10

4±0,1

6

80-90

12-13 км/ч

168±5

67±1,8

468±13

515±15

-47±1,2

      Коэффициент корреляции r (столбцы 7/8) в сериях 4-6

-0,99 (Р<0,001)

 По данным экспериментальных лабораторных исследований, представленных в табл. 1, видно, что интенсивность общих энергозатрат организма изменяется: при ло-кальных мышечных нагрузках в диапазоне М от 3 до 10% за счет однонаправленного изменения их мышечной и нервно-эмоциональной компонент, а при общих мышеч-ных нагрузках (М = 60-80%) наоборот – разнонаправленного изменения этих компо-нент. Отмеченное явление можно обнаружить и в экспериментах, проводимых други-ми авторами, изучавшими влияние мышечных нагрузок на организм в иных целях. Так в результате проведенного нами ретроспективного анализа экспериментальных материалов, полученных Asmussen, Hemmingsen еще в 1959 г. и опубликованных  в известной монографии Scherer [9], наблюдаются те же различия во взаимосвязи раз-нородных энергозатрат: связь положительная при работе руками (нагрузка локально-го характера), но отрицательная – при работе ногами (нагрузка общего характера). Различия между локальными и общими мышечными нагрузками в направлении связи между разнородными энергозатратами можно объяснить характерной для этих нагру-зок динамикой трех взаимосвязанных факторов: массы вовлеченной в работу скелет-ной мускулатуры (М), удельной мышечной нагрузки и нервно-рефлекторного тормо-жения в центральных структурах НМА. Считаем, что в образовании мышечных энер-гозатрат при локальных физических нагрузках ведущим фактором является нагрузка на единицу М (удельная мышечная нагрузка), рост которой с уменьшением М сопро-вождается увеличением другого рода энергозатрат в результате активизации тормоз-ных процессов в НМА неработающих мышц. В образовании мышечных энергозатрат при физических нагрузках общего характера ведущим фактором является М, рост ко-торой с увеличением числа работающих мышц сопровождается уменьшением другого рода энергозатрат, происходящим в силу затухания тормозных процессов в коре го-ловного мозга в результате уменьшения числа неработающих мышц. Эти выводы, в определенной мере, согласуются с данными других авторов [9-11], отмечавших нали-чие значительного ускорения сердечных сокращений нервно-рефлекторной природы при работе малых мышц, затрачивающих незначительную энергию.
Дальнейшее изучение найденной в экспериментах взаимосвязи между интен-сивностью разнородных энергозатрат мы провели в производственных исследовани-ях. Представленным в графике анализом полученных производственных данных под-тверждаются результаты лабораторных исследований. Так, при профессиональной деятельности с общим характером мышечных нагрузок (М ≥ 40%) изменение мышеч-ной компоненты интенсивности общих энергозатрат приводит к противоположному изменению их нервно-эмоциональной компоненты. С увеличением М в диапазоне М > 40% связь усиливается и при М > 60% становится наиболее тесной (коэффициент корреляции r = -0,86 Р0,001). При этом неблагоприятные условия физического тру-да характеризуются высокими уровнями его тяжести (по максимально рабочим дан-ным до класса 4.2 и по среднесменным - до класса 3.3 у забойщиков и проходчиков в шахтах, у подготовителей составов к разливке плавки в сталелитейном производстве). То есть при трудовых процессах с М  40% интенсивность общих энергозатрат обес-печивается ростом интенсивности их мышечной компоненты при снижении компо-ненты нервно-эмоциональной, что усиливает вероятность превышения норматива тя-жести труда. Иными словами, в периодах общего характера деятельности условия профессионального труда формируются при антагонистическом влиянии на организм факторов тяжести и напряженности.

Image

 

График. Зависимость между массой вовлеченной в работу скелет-ной мускулатуры (М) при профессиональных видах труда и харак-теристиками связи (по коэффициенту корреляции R) интенсивно-сти энергозатрат мышечных с интенсивностью энергозатрат нерв-но-эмоциональных (Вт/м2).

В диапазоне величин М = 40-25% связь между интенсивностью разнородных энергозатрат слабая или отсутствует (r = ±0,25-0,00; Р>0,05). В результате при регио-нальном и отчасти локально-региональном труде увеличение интенсивности общих энергозатрат может происходить за счет преимущественного роста интенсивности мышечной либо нервно-эмоциональной их компоненты, или за счет обеих компонент вместе. Однако варианты развития условий труда при М = 40-25%, по-видимому, не могут характеризоваться высокими уровнями тяжести и напряженности ввиду отсут-ствия связи между разнородными энергозатратами. По нашим данным при видах тру-да с М = 40-25% имеющиеся неблагоприятные его условия характеризуются классом не более 3.2 как по тяжести (токари, шлифовщики, наждачники), так и по напряжен-ности  (операторы сотовой связи, операторы проката труб) и, соответственно, сред-ним риском мышечных либо нервно-эмоциональных перенапряжений.
При уменьшении величины М (М<25%) связь между интенсивностью разно-родных энергозатрат сначала переходит в положительную зависимость. Затем, при локальных мышечных нагрузках эта связь становится тесной (r = 0,6-0,7 Р0,01) и при узколокальных – полной (r = 1 Р0,001). Причем с уменьшением М в диапазоне локального – узколокального характера деятельности значительно увеличивается риск превышения норматива по тяжести и напряженности при физическом труде, и по фактору напряженности – при нервно-эмоциональном труде. Например, физиче-ский труд распиловщиков корундов, огранщиков самоцветов и алмазов, контролеров ОТК, прессовщиков порошковых смесей для изготовления твердосплавных изделий, машинистов электрокранов характеризуется М = 4-14% и однонаправленными изме-нениями разнородных энергозатрат, тяжести и напряженности труда (r = 0,94-1; P<0,001) при выполнении различных производственных операций в диапазоне клас-сов 3.1-3.3. Нервно-эмоциональный труд директоров и бухгалтеров предприятий; председателей правлений банков, операторов банков по обслуживанию клиентов, ру-ководителей служб предприятий, характеризуется М = 5-15% и однонаправленными изменениями разнородных энергозатрат, тяжести и напряженности труда (r = 0,93-1; P<0,001) при выполнении различных операций в диапазоне классов 1-2 и 3.1-3.3 соот-ветственно. То есть, в периодах локального и узколокального характера профессио-нальной деятельности [4] интенсивность общих энергозатрат изменяется за счет од-нонаправленного изменения их мышечной и нервно-эмоциональной компонент, и ус-ловия физического и нервно-эмоционального труда формируются при аддитивном влиянии на организм факторов тяжести и напряженности.
По-нашему мнению, полученный в лабораторных и производственных иссле-дованиях материал указывает на наличие физиологической закономерности, которая свидетельствует о существовании в организме при профессиональном труде процесса расщепления рабочего энергетического потенциала с образованием двух, характери-зующих интенсивность этого процесса, разнородных энергетических потоков или компонент, физиологический эффект взаимодействия между которыми соответствует виду сочетанного влияния факторов трудового процесса на физиологическое функ-циональное состояние. Причем физиологический эффект взаимодействия разнород-ных энергозатрат и характеризующий его вид сочетанного влияния факторов труда на организм находятся в одинаковой периодической зависимости от задаваемой содер-жанием работы и обеспечивающей ее выполнение величины М. При работах локаль-ных расщепление рабочего энергетического потенциала сопровождается аддитивным эффектом взаимодействия мышечной и нервно-эмоциональной компонент (с увели-чением одной компоненты увеличивается величина другой) и таким же видом соче-танного влияния факторов труда на физиологическое функциональное состояние. При работах общих, активирующих значительную часть скелетной мускулатуры, расщеп-ление рабочего энергетического потенциала сопровождается антагонистическим эф-фектом взаимодействия мышечной и нервно-эмоциональной компонент (с увеличе-нием мышечной компоненты рабочих энергозатрат величина их нервно-эмоциональной компоненты вынужденно уменьшается) и таким же видом сочетанно-го влияния факторов труда. Под периодикой установленной закономерности мы по-нимаем наблюдаемое в каком-либо виде трудовой деятельности явление зависимой от М повторяемости направления и силы (характеристик) линейной формы корреляци-онной связи между интенсивностью мышечных и нервно-эмоциональных энергоза-трат. В результате своей повторяемости (воспроизводимости) при вовлечении в рабо-ту определенной массы скелетных мышц это явление может иметь практическое зна-чение, в части применимости его для расширения возможности управлять условиями труда, проектировать, априорно предсказывать и уточнять их новые состояния изме-нением связи между интенсивностью разнородных энергозатрат посредством коррек-тировки М.
Установленная закономерность вполне объяснима. Во-первых, необходимо-стью достижения организмом биологической рациональности в экономии своего энергетического потенциала (резерва) при работах с его значительным расходом, ко-торый может наблюдаться при М≥40%, и отсутствием необходимости экономии ре-зерва для выполнения работ с низким его расходом, который более всего может иметь место при М≤15%. Во-вторых, единством рабочего энергетического потенциала при расщеплении на разнородные энергетические потоки и его индивидуальной ограни-ченностью (емкостью) в конкретный момент деятельности.
Анализ полученного материала показал, что явление зависимой от периодов М повторяемости характеристик указанной корреляционной связи между интенсивно-стью разнородных энергозатрат (переменными) при различных трудовых процессах соответствует отличительным признакам научного закона. А именно, явление харак-теризуется необходимым, общим, существенным отношением между переменными, действующим в определенных условиях (при труде), и направлением, формирующим изменение связи между переменными в строго характеризуемом величиной М векто-ре. Эти признаки можно обосновать целесообразностью деятельности человека вооб-ще и особенно профессиональной. В исследованиях последней установлено, что при близких по величине М трудовых операциях имеется общая для различных профес-сиональных групп и предприятий повторяющаяся по силе и направленности связь между разнородными энергозатратами, необходимость и существенность которой может вытекать из динамического процесса взаимодействия производственных тре-бований к работнику с имеющимся у него трудовым потенциалом для выполнения этих требований.
Таким образом, поскольку по характеристикам корреляционной связи между интенсивностью разнородных энергозатрат в организме при труде наблюдается пе-риодичность, выявленную физиологическую закономерность обоснованно можно ха-рактеризовать как периодическую. На базе сформировавшихся теоретических и прак-тических основ в физиологии, этой закономерности можно дать следующую форму-лировку: свойство человека использовать (расщеплять) свой энергетический потенци-ал при труде с образованием по характеристикам линейной формы корреляционной связи периодически зависимых от величины М физиологических эффектов взаимо-действия интенсивности разнородных энергозатрат, а потому и вызывающее эти эф-фекты влияние на организм факторов тяжести и напряженности труда стоит в той же периодической зависимости от М.
Свойство это, вероятно, способствует работнику в решении профессиональных задач при той М, которая формируется в данный момент деятельности. Вместе с тем, результирующая эволюция М формирует свойство организма расщеплять рабочий энергетический потенциал в том соотношении разнородных энергозатрат, при кото-ром происходит адаптация к условиям профессионального труда, решаются текущие задачи, и достигается цель работы с наименьшим расходом этого потенциала. Иными словами, в конкретный момент профессиональной деятельности указанное свойство организма формирует величину М, постепенные изменения которой с течением вре-мени (в порядке обратной связи) влияют на требуемое в данной профессии развитие этого свойства организма, обеспечивающее или не обеспечивающее работнику ус-пешность в профессиональной деятельности. Величина М при работе может форми-роваться под влиянием производственных требований к работнику, предпринимае-мых им действий для выполнения этих требований, профессионального и другого жизненного опыта. В формировании М при труде неисключается, по-видимому, и влияние генетической составляющей рассматриваемого свойства организма.
Таким образом, из анализа полученных данных следует, что тяжесть и напря-женность труда зависят от величины М и производственных требований к работнику с его действиями по их выполнению, а при неизменной М – только от особенностей последних. С уменьшением М растет вероятность нервно-эмоциональных перенапря-жений при труде нервно-эмоциональном и в том числе умственном, а также мышеч-ных и нервно-эмоциональных перенапряжений при труде физическом. Из этого выте-кает значение М как возможного регулятора условий труда. Причем регулятора извне управляемого и нефармакологического воздействия на организм.
Если вышеуказанная физиологическая закономерность действительно связана с проявляющимся при труде необходимым для адаптации к нему особым свойством ор-ганизма, то свойство это следует рассматривать в развитии, а закономерность должна подтверждать основную рабочую гипотезу деятельности НМА, связанную с развити-ем способностей по механизму формирования условного рефлекса, динамического стереотипа. Известно, что способности к выполнению профессиональных работ изме-ряются уровнями квалификации работника или спортсмена. С позиций физиологии деятельных состояний организма высокий уровень квалификации можно рассматри-вать как состояние, достигаемое на пути перехода от генерализации к концентрации возбуждения структур НМА и сокращению степеней свободы движений. При этом качественный скачек от первого движения, контролируемого высшим уровнем нерв-ной системы, к автоматизированному движению опытного мастера, регулируемому ее подкорковыми структурами, сопровождается сокращением числа активных морфо-функциональных единиц НМА. В результате с ростом квалификации, тренированно-сти, профессионализма двигательных навыков уменьшается М, сокращаются общие энергозатраты организма, но увеличиваются удельная трудовая нагрузка на работаю-щий НМА и риск возникновения профессиональных заболеваний от его функцио-нального перенапряжения [10, 11]. Характерно, что профессиональные заболевания, связанные с перенапряжением НМА, возникают чаще у работников с вполне сформи-ровавшимися навыками в профессии. Следовательно, величину М при профессио-нальной деятельности, а значит и находящееся в периодической зависимости от М свойство организма расщеплять рабочий энергетический потенциал обоснованно можно рассматривать как формирующие опыт, профессионализм и условия труда внешнее и внутреннее средства.
Возможность управления мышечными нагрузками изменением М в определен-ной мере заложена в гигиенической классификации условий труда [6], в которой нор-матив тяжести работ стоит в прямой зависимости от величины М. Однако в отноше-нии фактора напряженности труда [6] такая возможность пока не предусматривается, возможно, ввиду недостаточности данных о связи этого фактора с величиной М.
В свете выявленной закономерности гигиеническая значимость величины М в снижении тяжести и напряженности труда без уменьшения норм выработки, сокра-щения должностных обязанностей особенно актуальна для современного производст-ва, характеризуемого распространенностью профессий с нервно-эмоциональными и локальными физическими нагрузками. В связи с этим нами было разработано повы-шающее М средство индивидуальной защиты (СИЗ) от воздействия нервно-эмоциональных трудовых стрессоров [7]. Это СИЗ применялось в форме активного отдыха для профилактики трудовых стрессов у врачей-стоматологов. Установлено, что замена отдыха пассивного на сопоставимый по длительности отдых активный, состоящий из индивидуальных доз профилактических мышечных нагрузок, выпол-няемых на эргометре после приема 1-2 пациентов, позволила уменьшить интенсив-ность нервно-эмоциональных энергозатрат (ИНЭЭ) и привести к допустимым пара-метрам (к классу 2) в целом за смену напряженность и тяжесть труда. Указанное улучшение условий труда достигнуто дозированным увеличением М, которая в про-цессе активного отдыха достигала 80-85%. В целом за смену после внедрения внутри-сменного активного отдыха М увеличилась с 30 до 40% (Р<0,001), ИНЭЭ снизилась с 16,9±0,5 до 14,3±0,5 Вт/м2 (Р<0,01), а интенсивность общих мышечных энергозатрат  увеличилась с 50±1,9 до 58,1±2,0 Вт/м2 (Р<0,05). Эти результаты характеризуют вели-чину М при работе как фактор срочной регуляции устойчивости организма к трудо-вым стрессам.
На основе полученных результатов роль величины М в механизме изменения устойчивости к трудовым стрессам может заключаться в следующем. Увеличение М, при дозированной работе повышая зависимость мышечных энергозатрат от числа ре-крутированных мышц, снижает удельную мышечную нагрузку, и сокращает энерго-затраты, вызываемые тормозными процессами в коре головного мозга, которые зату-хают ввиду уменьшения числа неработающих мышц, что повышает устойчивость к мышечным и нервно-эмоциональным перенапряжениям. Уменьшение М, при дозиро-ванной работе повышает удельную мышечную нагрузку, которая увеличивает разно-родные энергозатраты за счет перенапряжения небольшого числа работающих мышц и развития торможения в центрах большого числа неработающих мышц, что снижает устойчивость к мышечным и нервно-эмоциональным перенапряжениям. Таким обра-зом, полученные результаты указывают на зависимость устойчивости к трудовым стрессам от М и на такую зависимость устойчивости от вызываемого М физиологиче-ского обеспечения выполнения работы. В связи с этим можно предположить, что бла-гоприятные условия в организме для выполнения мышечной и нервно-эмоциональной работы без перенапряжения при М более 40% связаны не только с указанными нерв-но-рефлекторными изменениями в деятельности НМА, но и с лучшим энергетиче-ским обеспечением его работы кардиореспираторной и другими системами.
Видимо, расщепление рабочего энергетического потенциала при труде с обра-зованием вышеуказанных эффектов взаимодействия разнородных энергозатрат вызы-вается двумя целесообразными физиологическими процессами, оказывающими про-тивоположное влияние на величину М на пути обретения профессионального опыта. Первый процесс сопровождается такими действиями работника, которые уменьшают М, локализуют воздействие рабочей нагрузки на НМА, сокращают энергозатраты при достижении рабочей цели, но повышают уязвимость к трудовым стрессам. Второй – сопровождается действиями, которые увеличивают М (активизацией вспомогатель-ных мышечных групп), генерализуют воздействие рабочей нагрузки, повышают энер-гозатраты, но понижают уязвимость к стрессам.
В свете полученных нами результатов и на основе классических воззрений И.П. Павлова и А.А. Ухтомского о переходе генерализованного возбуждения структур НМА к дифференцированным, специализированным, концентрированным формам его проявления при формировании условнорефректорной деятельности логично предположить, что приобретение навыка, опыта в профессии вызывает постепенное угасание второго (более энергоемкого для достижения трудовой цели) процесса в свя-зи с сокращением прежней (до опыта условно безальтернативной) необходимости в нем как единственном или преимущественном способе работы НМА. В результате угасания второго процесса уменьшается М, что может стать одной из основных при-чин уязвимости стажированных в профессии рабочих к вредному воздействию тяже-сти и напряженности труда. Следовательно, внедрение мероприятий, повышающих М, особенно актуально для профилактики перенапряжений квалифицированных, опытных и стажированных в профессии работников.
Внедрение внутрисменного активного отдыха с разработанными на основе вы-явленной физиологической закономерности индивидуальными его характеристиками позволило нам сделать трудовой процесс управляемым в плане персональной профи-лактики негативного влияния тяжести и напряженности труда. В результате подтвер-ждено благотворное влияние на работоспособность отдыха активного, детализирова-ны и уточнены механизмы его большей эффективности для сохранения здоровья в сравнении с отдыхом пассивным.

Заключение
Анализ результатов экспериментальных и производственных исследований, полученных, в том числе, другими авторами, указывает на то, что сформировавшиеся теоретические и практические основы физиологии труда доказывают наличие в ней периодической закономерности, названной нами законом. Этот физиологический за-кон может иметь следующую формулировку: свойство человека использовать (рас-щеплять) свой энергетический потенциал при труде с образованием по характеристи-кам линейной формы корреляционной связи периодически зависимых от массы во-влеченной в деятельность скелетной мускулатуры (М) физиологических эффектов взаимодействия интенсивности разнородных энергозатрат, а потому и вызывающее эти эффекты влияние на организм тяжести, напряженности труда и активного отдыха стоят в той же периодической зависимости от М.
При теоретическом обосновании сформулированного закона нами получены результаты, подтверждающие им основную рабочую гипотезу о взаимной индукции возбуждения и торможения структур в работающем нервно-мышечном аппарате при формировании доминанты, усвоении ритма по А.А. Ухтомскому и условного рефлекса, динамического стереотипа по И.П. Павлову. Доказывается, что величину М при профессиональной деятельности, а значит и находящееся в периодической зави-симости от М свойство организма расщеплять рабочий энергетический потенциал с образованием эффектов взаимодействия разнородных энергозатрат обоснованно можно рассматривать как формирующие опыт, профессионализм, условия труда и от-дыха внешнее и внутреннее средства. Показано, что величина М, характеризуя удель-ную трудовую нагрузку на нервно-мышечный аппарат, может выступать в роли внешнего срочного регулятора устойчивости организма к трудовым стрессам. Уменьшение М есть, с одной стороны, проявление адаптации организма к рабочим нагрузкам для выработки наиболее экономных, квалифицированных, интеллектуаль-ных приемов работы при достижении цели труда, а с другой – ухудшение его условий в связи с увеличением уязвимости к трудовым стрессам и снижением эффективности активного отдыха.
Выявленная физиологическая закономерность подтверждает благотворное вли-яние на работоспособность отдыха активного и детализирует, уточняет механизм его большей эффективности в сравнении с отдыхом пассивным, особенно в отношении квалифицированных работников. Ее основное значение заключается в обосновании безопасной деятельности не только сокращением рабочей нагрузки, которое не всегда достижимо (особенно в отношении напряженности труда), но и повышением устой-чивости к трудовым стрессам и эффективности отдыха увеличением М. Воплощением указанной закономерности является разработанная нами система срочной профилак-тики трудовых стрессов для сохранения здоровья и улучшения условий труда.

Список литературы
1. Global strategy on occupational health for all. The way to health at work. - WHO/OCH/95.1.- Geneva, 1995.- 68 pp.
2. Устьянцев С.Л. Способ определения величины работающей скелетной мышечной массы человека // Пат. Р Ф. № 2311127, Бюл. № 33, 2007.
3. Устьянцев С.Л. Способ оценки напряженности труда. Пат. Р Ф № 2236167, Бюл. № 26, 2004.
4. Устьянцев С.Л. Тяжесть, напряженность труда и гиподинамокинезия – важнейшие составляющие индивидуального профессионального риска // Мед. труда и промыш-ленная экология.– 2008.– № 9.– С.34-40.
5. Оценка индивидуального профессионального риска нарушений здоровья при тру-довых процессах и управление этим риском на основе физиолого-эргономических ис-следований. Пособие для врачей. Екатеринбург, 2009.- 32 с.
6. Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового про-цесса. Критерии и классификация условий труда. Рук. Р 2.2.2006-05.- М.- 133 с.
7. Устьянцев С.Л. Способ выявления и применения свойства организма человека расщеплять энергозатраты на мышечный и нервно-эмоциональный компоненты при труде. Пат. Р Ф № 2368297, Бюл. № 27, 2009.
8. Смирнов К.М. Затраты энергии и газообмен // В кн.: Руководство по физиологии труда / Под ред. З.М. Золиной, Н.Ф. Измерова. М.: Медицина, 1983.- С. 132-148.
9. H. Monod, M. Pottier Адаптация систем дыхания и кровообращения к мышечной работе // В кн. Ж. Шеррера «Физиология труда» / Под ред. З.М. Золиной.- М.: Меди-цина, 1973. – С. 170-238.
10. Донская Л.В. Двигательная деятельность человека в условиях механизированного производства // М.: Медицина, 1975. – С. 5-22.
11. Смирнов К.М., Калякина Э.А., Панов И.М. Особенности влияния на человека утомительной и напряженной работы малых групп мышц. – Мат. V Всесоюзн. Конф. по физиологии труда. М., 1967, с. 281.

Последнее обновление ( 12.04.2011 г. )
 

Добавить комментарий

Правила! Запрещается ругаться матом, оскорблять участников/авторов, спамить, давать рекламу.



Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »
 
 
Альманах Научных Открытий. Все права защищены.
Copyright (c) 2008-2021.
Копирование материалов возможно только при наличии активной ссылки на наш сайт.

Warning: require_once(/home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/css/llm.php) [function.require-once]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/bioinformatix/index.php on line 99

Fatal error: require_once() [function.require]: Failed opening required '/home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/css/llm.php' (include_path='.:/usr/local/zend-5.2/share/pear') in /home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/bioinformatix/index.php on line 99