Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -ГлавнаяОб АльманахеРецензентыАрхив телеконференций- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Сборники АльманахаДругие сборникиНаучные труды- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Образец оформленияИнформационное письмоО проведении телеконференции- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Материалы I телеконференцииМатериалы II телеконференцииМатериалы III телеконференцииМатериалы IV телеконференцииМатериалы V телеконференцииМатериалы VI телеконференцииМатериалы VII телеконференцииМатериалы VIII телеконференцииМатериалы IX телеконференцииМатериалы Х телеконференцииМатериалы XI телеконференцииМатериалы XII телеконференцииМатериалы XIII телеконференцииУчастники XIII телеконференцииМатериалы XIV телеконференцииУчастники XIV телеконференцииЮбилейная XV Телеконференция Октябрь 2014Участники Юбилейной XV Телеконференции- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Конференция СМПиЧ-2015Участники СМПиЧ-2015- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -КонтактыФорум
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -Поиск по сайту

Полезная информация

 
 

АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ КЛЕТОК ТУТОНА

Печать E-mail
Автор Ильин Д.А.   
18.06.2013 г.
Научный центр клинической и экспериментальной медицины СО РАМН, Новосибирск
 
  

Известно, что клетки Тутона относятся к гигантским многоядерным клеткам [2; 17; 22; 42; 45; 49; 54; 56], имеющим гистиоцитарное происхождение [83]. Клетки Тутона присутствуют в тканях при развитии ряда гистиоцитозов [5; 45; 46; 48; 50; 56; 76] и это свидетельствует о целесообразности изучения данных полинуклеаров. Например, наличие клеток Тутона отмечено при возникновении ксантогранулемы [45; 56], болезни Эрдгейма-Честера [46; 48; 50], диссеминированной ксантомы [76], папулезной ксантомы [5]. 
Кроме того, при исследовании злокачественной фиброзной гистиоцитомы показаны клетки, напоминающие гигантские клетки Тутона [70], наблюдаемые и в некоторых случаях при заболевании Ходжкина [21]. Следует упомянуть, что клетки Тутона могут встречаться совместно с другими типами гигантских клеток в ответ на внедрения имплантатов [78]. Последний факт, несомненно, требует пояснений, однако сейчас надлежит привести краткие сведения, касающиеся затронутых выше вопросов. 
Итак, гистиоцитозы представляют собой обширную группу заболеваний, при которых поражаются различные органы [54]. Часто встречающимся типом не лангергансового гистиоцитоза является ювенильная ксантогранулема [8], относящаяся к доброкачественным гистиоцитарным заболеваниям [14; 61] и, характеризующаяся кожной [8; 12], внекожной [8; 12] и висцеральной патологией [8]. В частности, при ювенильной ксантогранулеме возможно поражение печени и костного мозга [13], а также легких [67]. Ксантогранулема может развиваться у взрослых [15; 23] и у детей [15], и ювенильной она называется в последнем случае [15]. 
Сложность проблемы обусловлена взаимосвязью между образованием ксантогранулемы и другими нарушениями. Так, орбитальная ксантогранулема, как правило, сопряжена с гематологической патологией [66], а некробиотическая ксантогранулема бывает ассоциирована с лимфомой [51]. 
Редко встречающуюся не лангергансовую форму гистиоцитоза представляет собой болезнь Эрдгейма-Честера [46], имеющая неизвестную этиологию [58; 74] и характеризующаяся поражением различных органов и тканей [58]. Также к не лангергансовым [33] редко встречающимся гистиоцитозам причислена диссеминированная ксантома [76]. Тогда как, папулезная ксантома является одним из нескольких вариантов нормолипидемических кожных нелангергансоклеточных гистиоцитозов [5]. 
Вышеприведенные факты подчеркивают актуальность изучения клеток Тутона, становящихся непосредственными участниками процессов, составляющих патогенетический базис развития гистиоцитарных и иных заболеваний. Теоретическая же ценность информации, полученной при исследовании клеток Тутона, заключается в первую очередь в сравнительном изучении полинуклеаров макрофагального происхождения с целью выделения общих структурно-функциональных особенностей их организации. 
Учитывая сказанное, отметим методологические вопросы изучения клеток Тутона, поскольку выбор конкретных подходов при проведении исследования детерминирует выводы, лежащие в основе нашего понимания данной проблемы. Использование световой и электронной микроскопии помогает установить специфику ультраструктурной организации клеток Тутона [43], что имеет не только фундаментальное, но и прикладное значение, обусловленное определением морфологических критериев идентификации полинуклеаров, отнесенных к этому типу. 
Гистопатологическое исследование позволяет выявлять клетки Тутона [39; 63; 74] и другие элементы [22], формирующие микроокружение для данных полинуклеаров и определяющие их роль в межклеточных взаимодействиях. Идентификация клеток Тутона необходима для диагностики гистиоцитарных заболеваний, о чем речь пойдет ниже, а уточнение особенностей участия этих полинуклеаров в межклеточной кооперации является важным этапом при изучении патогенеза гистиоцитозов. 
На наш взгляд трудно также переоценить значение иммуногистохимического анализа, помогающего в изучении вопросов происхождения и функциональной активности клеток. В частности было установлено, что гигантские клетки имеют иммуногистохимические признаки свойственные макрофагам [24]. Так, выявлена экспрессия CD 68 и CD 163 у ксантоматозных гистиоцитов, включая гигантские клетки типа Тутона [72]. Знание этого факта способствует правильному пониманию проблем формирования и функционирования клеток Тутона. Упомянем также возможность экспериментального изучения происхождения пенистых клеток [75], расширяющую арсенал методов исследования предшественников полинуклеаров. 
Адекватное использование вышеуказанных подходов, составляющих методологическую базу изучения клеток Тутона, дает удобный инструмент исследования структурно-функциональных особенностей этих производных, их механизмов образования и участия в реакциях межклеточной кооперации, детерминирующих реализацию патологических процессов. 
Прежде всего, перейдем к обсуждению морфологических и функциональных характеристик интересующих нас полинуклеаров. Клетки Тутона являются многоядерными [63] и обладают пенистой цитоплазмой [17; 63], окружающей ядра находящиеся вблизи центра клетки [17]. Примечательно, что гигантские клетки Тутона имеют ядра, расположенные в виде венка [57], и этот признак служит критерием, помогающим при дифференцировании многоядерных форм. Клетки Тутона обладают инвагинированными ядрами [43], что свидетельствует о возрастании площади поверхности данных структур, указывая на активизацию синтетических процессов, которой должно способствовать увеличение площади поверхности кариолеммы относительно объема ядра. 
Оставляя кариологические аспекты, рассмотрим особенности цитоплазмы клеток Тутона и отметим наличие в ней определенных органелл и включений. Клетки Тутона содержат лизосомы и шероховатый эндоплазматический ретикулум [43], что говорит соответственно о потенциальной возможности расщепления субстратов и реализации синтетической функции. Поскольку в цитоплазме клеток Тутона находятся отложения холестерина [43], присутствующего также в ткани [42; 77], то этот факт может свидетельствовать о фагоцитарной активности полинуклеаров. 
Клетки Тутона, как было сказано, имеют пенистую цитоплазму [17; 63] и присутствуют вместе с пенистыми гистиоцитами [13], относясь, по-видимому, к их производным, поэтому приведем следующие данные. Отложение липидов в цитоплазме пенистых клеток наблюдается в двух формах: в виде свободно расположенных цитоплазматических капель и ограниченных мембраной структур [75]. Причем при иммуногистохимическом исследовании установлено, что липид-содержащие клетки могут быть причислены к макрофагальным производным [76]. В связи с чем, наличие лизоцима в пенистых клетках [50] расценивается в качестве дополнительного подтверждения справедливости изложенных замечаний. 
Немаловажно, что также существуют указания на гистиоцитарное происхождение клеток Тутона [17]. Действительно, клетки типа Тутона несут гистиоцитарные маркеры [27] и наряду с макрофагами экспрессируют CD 68 [31; 46] и CD 163 [46]. Кроме того, в клетках типа Тутона содержится лизоцим [17], который идентифицируется в цитоплазме гигантских клеток [52]. 
Поскольку к многоядерным гистиоцитарным клеткам относят не только клетки Тутона, но и инородных тел и Лангханса [83], то знание морфофункциональных признаков каждого типа полинуклеаров является условием успешного проведения диагностических мероприятий и способствует получению достоверных результатов при реализации исследований. 
Описанные структурно-функциональные особенности интересующих нас полинуклеаров во многом предопределены характером реакций их образования. По всей видимости, существует только один механизм формирования многоядерных клеток Тутона за счет фузии. Во всяком случае, в научной литературе убедительных доказательств роли других процессов практически не найдено. 
Предварительный этап образования этих полинуклеаров заключается в следующем. Превращение гистиоцитов в пенистые клетки происходит путем включения в них липидов [35], подтверждающееся результатами ультраструктурного анализа, свидетельствующими о том, что в макрофагах могут присутствовать содержащие липиды вакуоли [6]. Поэтому показательно, что регистрируемые клетки Тутона наблюдают вместе со светлыми пенистыми гистиоцитами [13]. Затем часть пенистых клеток подвергается слиянию друг с другом, и образуются гигантские клетки типа Тутона [35]. 
Итак, макрофаги способны участвовать в фузии и формировать многоядерные клетки Тутона [54]. Отмечена и роль моноцитов в образовании гигантских многоядерных клеток, в частности типа Тутона [75]. Однако каковы факторы, вызывающие клеточную фузию, во многом остается неизвестным. Предположим, что здесь имеет место непосредственное участие молекул клеточной адгезии при контролирующем влиянии соответствующих медиаторов. Это представляется вполне логичным, если учесть макрофагальное происхождение предшественников данных полинуклеаров. Значение вышеупомянутых реакций в обеспечении формирования полинуклеаров, являющихся макрофагальными производными, не вызывает сомнения [1]. 
Обратим внимание и на одновременное присутствие гигантских клеток инородных тел и Тутона вместе с отложениями холестерина [77], которые могут, вероятно, выступать в качестве инородного объекта, способствуя формированию полинуклеаров обоих типов. Поскольку инфильтрация гигантскими клетками типа Тутона сочетается с элементами некроза [32], то не следует ли из этого аналогичный вышеприведенному утверждению вывод. 
Вспомним также, что фагоцитоз, скорее всего, содействует клеточному слиянию. Если в фузии макрофагов показана роль маннозных рецепторов, имеющих значение в реализации фагоцитоза [40], то в связи с этим нельзя исключить возможность участия данного процесса в формировании многоядерных производных за счет слияния макрофагов. Причем отложение липидов в цитоплазме пенистых клеток в виде ограниченных мембраной структур [75], судя по всему, указывает на образование фагосом в ходе фагоцитоза. Требуются, впрочем, прямые доказательства содействия поглощения липидов клеточной фузии. 
Необходимо отметить, что при изучении индукции образования клеток различных типов посредством влияния определенных факторов, зафиксировано формирование гигантских многоядерных клеток типа Тутона [2]. Перспективность экспериментального подхода при исследовании данной проблемы следует считать достаточно высокой, так как моделирование указанно процесса открывает возможности его детального анализа. 
Поскольку описываемые полинуклеары существуют не изолированно, а тесно взаимодействуют с элементами, детерминирующими их образование и функционирование, то микроокружение клеток Тутона вполне заслуженно привлекает внимание исследователей. Интерес представляет факт присутствия в тканях клеток Тутона вместе с пенистыми гистиоцитами [38; 45; 64], макрофагами [59], лимфоцитами [18; 22; 41; 59; 64], плазмоцитами [19], эозинофилами [22; 38; 41] и фибробластами [22; 67], которые, разумеется, вовлечены в межклеточную кооперацию. 
Немаловажно то, что гигантские клетки Тутона встречаются совместно с лимфоцитами и многочисленными пенистыми гистиоцитами [64], и если последние могут путем слияния участвовать в формировании клеток типа Тутона [35], то роль лимфоцитов, продуцирующих фузогенные медиаторы [60], заключается в обеспечении образования многоядерных дериватов макрофагального происхождения. 
Здесь речь идет не только о том, что данные полинуклеары выступают в качестве гистиоцитарных производных, но также позволяет думать об их активном вмешательстве в формирование многоядерных клеток посредством секреции цитокинов, контролирующих клеточную фузию. Это представляется логичным, учитывая способность макрофагальных полинуклеаров к синтезу ряда факторов [10], часть из которых относится к медиаторам, обеспечивающим образование многоядерных форм [55]. 
Особую актуальность приобретает то обстоятельство, что межклеточные взаимодействия играют роль в патологических реакциях, обеспечивающих развитие заболеваний. Например, наличие в ткани лимфоцитов, плазматических клеток и эозинофилов может сопутствовать гистиоцитарной пролиферации [24]. 
Значение макрофагальных полинуклеаров в процессе воспаления общеизвестно, но отметим следующее. Гигантские клетки типа Тутона находятся в составе очага воспаления вместе с другими клеточными элементами [41]. Существуют инфильтраты, состоящие из гигантских клеток типа Тутона, лимфоцитов и макрофагов [59]. Сложные взаимосвязи, устанавливающиеся между клетками Тутона и иными компонентами воспалительного очага в ходе его образования, до сих пор не постигнуты. 
Одновременное присутствие клеток Тутона и фибробластов [22; 67], вероятно, свидетельствует об их взаимодействии. Кроме того, образование инфильтратов, включающих пенистые гистиоциты и гигантские клетки Тутона, ассоциировано с развитием фиброза [20]. Поскольку в ткани наряду с пенистыми гистиоцитами и клетками Тутона отмечен фиброз [20; 73], то нельзя отвергать роль данных клеточных типов (имеющих макрофагальное происхождение, а потому и обладающих потенциальной способностью к синтезу профиброзных медиаторов) в реализации указанного процесса, но степень участия в нем полинуклеаров требует уточнения. 
Из изложенного можно заключить, что комплекс межклеточных взаимодействий обеспечивает формирование полинуклеаров, гистиоцитарную пролиферацию, образование очага воспаления и развитие фиброза. Клетки Тутона, так или иначе, вовлекаясь в эти реакции, становятся их неотъемлемым элементом. 
Переходя к разговору о патогенетических аспектах гистиоцитарных заболеваний, заметим, что для них характерно участие клеток Тутона в реализации патологических реакций. Приведем информацию общего плана. Доказана роль клеток Тутона в патогенезе гистиоцитозов [69], хотя наблюдаемые полинуклеары могут и не относиться к клеткам типа Тутона [7]. Здесь уместно вспомнить о возможности отсутствия клеток Тутона на ранних этапах развития некоторых гистиоцитарных заболеваний [29], а также о значимости гигантских клеток инородных тел в этом процессе [14; 24]. Вряд ли стоит дополнительно упоминать о назначении в нем клеток гистиоцитарного происхождения. Скажем только, что для нелангергансоклеточных гистиоцитозов свойственна пролиферация макрофагальных клеток [63]. 
Обсуждения заслуживают факторы, инициирующие запуск патологических реакций. Регистрируемая в ходе патологического процесса гиперлипидемия [69] является важным, но не исключительным компонентом, поскольку ксантоматозные поражения возникают и при нормальном уровне содержания липидов в сыворотке крови [64]. Этот феномен и многие вопросы, касающиеся причин возникновения гистиоцитозов, остаются малоизученными. 
Однако известно, что ксантогранулематозные реакции могут быть ассоциированы с вирусными инфекциями [3]. Например, показано развитие ксантогранулемоподобной воспалительной реакции с характерными для нее гигантскими клетками типа Тутона у пациента с контагиозным моллюском на фоне ВИЧ-инфекции [3]. Если вирусная инфекция индуцирует клеточную фузию [28], то, скорее всего, и в отмеченном случае образование полинуклеаров в какой-то степени обусловлено действием настоящего фактора. При этом модифицирование клеточного слияния на фоне иммунодефицитного состояния следует считать сопутствующим обстоятельством. 
Также существует гипотеза о роли вирусной инфекции в развитии ювенильной ксантогранулемы, но наличие взаимосвязи между ней и рядом вирусных инфекций не подтверждено [49]. Рассмотрим несколько подробнее патогенетические особенности указанного заболевания. Инфильтраты при ювенильной ксантогранулеме состоят из гистиоцитов, а также из гигантских многоядерных клеток Тутона [56]. Попутно заметим, что присутствие гигантских пенистых многоядерных клеток Тутона обнаруживается и при ксантогранулеме взрослых [63]. 
Не отрицая отдельные успехи в изучении ювенильной ксантогранулемы, приходится констатировать, что причина развития заболевания неизвестна [53], а его патогенез не ясен [61]. Тем не менее, наблюдаемое при ксантогранулеме совместное присутствие лимфоцитов и гигантских многоядерных клеток, включая клетки Тутона [18], вполне логично объясняется участием лимфоцитов в продуцировании медиаторов [11], контролирующих клеточную фузию [44], детерминирующую формирование полинуклеаров [1]. Не с этим ли процессом связан следующий факт. В очагах воспаления, содержащих преимущественно гистиоциты, численность лимфоцитов может быть незначительной и, наоборот – при высоком содержании лимфоцитов отмечено небольшое количество гистиоцитов [22]. Возможно, что слиянием одноядерных гистиоцитов обусловлено снижение их численности. 
Обратим внимание и на такие моменты. У пациента с ювенильной ксантогранулемой в очаге поражения одновременно присутствовали гигантские клетки Тутона и фибробласты [67], что указывает на фиброзные изменения в ткани, дающие начало соответствующим осложнениям. Развитие последних должно быть обусловлено длительным существованием воспалительного очага. Кроме того, ксантогранулемы могут состоять преимущественно из мононуклеаров, а редко встречающиеся гигантские полинуклеары не являются клетками типа Тутона [7]. Это, вероятно, связано с тем, что клеточный состав ксантогранулемы разница в зависимости от фазы патологического процесса [37]. 
Остановимся и на другой форме гистиоцитоза. При некробиотической ксантогранулеме в очаг воспаления входят лимфоциты, плазмоциты, гистиоциты, пенистые и гигантские клетки инородных тел и Тутона, а также присутствуют отложения холестерина [77]. Сложные механизмы кооперации упомянутых компонентов с гигантскими клетками во многом нераскрыты, но известно, что развитие подобного воспалительного очага имеет следующую особенность. Наличие некробиотической ксантогранулемы бывает сопряжено с малигнизацией [77]. Данное утверждение не лишено смысла, учитывая длительное существование воспалительного очага. 
При изучении гистиоцитарных заболеваний интерес представляет использование их экспериментальных моделей. В частности, при экспериментальном моделировании ксантомы у животных с индуцированной гиперхолестеринемией, регистрировали образование плотных инфильтратов из пенистых клеток и накопление холестерина [35]. Было показано превращение гистиоцитов в пенистые формы путем включения липидов из дегенерировавших пенистых клеток [35]. В то же время хотелось бы привести свидетельство о том, что при ксантоме присутствие гигантских клеток Тутона и пенистых клеток, экспрессирующих CD 68, обнаружено на фоне нормолипидемии [26]. Не ясно связано ли это с образованием указанных клеточных форм в период предшествующий снижению концентрации липидов в плазме крови, или депонирование последних в тканях происходило в условиях нормолипидемии. 
Следует помнить и о редко встречающихся формах гистиоцитозов. Не исключено, что в основе заболевания Эрдгейма-Честера лежат воспалительный и неопластический процессы [19]. Отмечены признаки, свидетельствующие о реализации воспалительных реакций, в частности показано присутствие в ткани лимфоцитов, плазмоцитов и гигантских клеток типа Тутона [19]. Болезнь Эрдгейма-Честера может характеризоваться наличием фиброзирующей ксантоматозной инфильтрации тканей многих органов [32]. Наблюдаемая инфильтрация тканей и развитие фиброзирующего ксантогранулематозного процесса происходят при участии гистиоцитов и гигантских клеток Тутона, вследствие чего возможен летальный исход в результате патологических изменений в жизненно важных органах [65]. Логично предположить, что разработка средств подавления функциональной активности этих клеточных форм будет способствовать созданию эффективных методов коррекции гистиоцитозов. 
Подробное рассмотрение онкогенеза не входит в наши задачи, но регистрация клеток Тутона при онкологической патологии заставляет коснуться данной темы. Заметим, что в составе злокачественной фиброзной гистиоцитомы наблюдается гетерогенность гистиоцитарных клеток [27], а также присутствуют гигантские клетки опухоли [70]. Причем некоторые из клеток опухоли обладают фагоцитарной активностью [70], что может указывать на их макрофагальное происхождение. Кроме того, наблюдаемые при исследовании злокачественной фиброзной гистиоцитомы клетки Тутона [70] имеют гистиоцитарные маркеры [27]. Однако образование этих гигантских клеток может быть итогом слияния нормальных гистиоцитов [27], тогда как гистиоцитоподобные клетки [70], вероятно, участвуют в формировании производных других типов. Справедливо ли это утверждение в отношении гигантских клеток опухоли неизвестно, но несомненно, что они и гигантские клетки Тутона имеют разное происхождение. 
Остаются и иные труднообъяснимые аспекты поведения клеток Тутона. Например, при болезни Ходжкина в ткани отмечены области, содержащие пенистые клетки вместе с гигантскими клетками Тутона, наблюдаемые только в случае развития склерозирования [21]. Связано ли склерозирование ткани с присутствием клеток Тутона, и какова их роль в патогенезе заболевания, является малоизученным вопросом, что очевидно обусловлено объективно существующей сложностью в определении комплекса межклеточных взаимодействий с участием этих полинуклеаров в обеспечении вышеуказанного процесса. 
На основании представленных данных можно заключить, что сопряженные с действием клеток Тутона механизмы индукции заболеваний до настоящего времени окончательно не постигнуты. Показав значение клеток Тутона в реализации реакций межклеточной кооперации, детерминирующих развитие гистиоцитозов, а также рассказав о структурно-функциональных особенностях указанных производных и механизмах их образования, было бы логично перейти к обсуждению диагностических аспектов. 
Главным объектом исследования при диагностике гистиоцитозов является материал, выделенный от пациента в ходе биопсии. К методам забора материала относят проведение аспирационной [4] и инцизионной биопсии образцов ткани [23], подвергаемых гистологическому анализу [52]. 
Поскольку гистиоцитозы могут классифицироваться по принципу преобладания одноядерных или многоядерных гистиоцитарных клеточных типов [83], то это подчеркивает значимость количественной оценки при гистологическом исследовании. Идентификация конкретных форм полинуклеаров представляет собой уже элемент качественного анализа. Действительно, при дифференциальной диагностике заболеваний необходимо помнить о различных типах гигантских клеток [36]. Это приобретает особое значение, если речь идет о полинуклеарах макрофагального происхождения, принадлежность к которым требуется установить. Так, к многоядерным гистиоцитам относят клетки инородных тел и Тутона [84]. Об этом может свидетельствовать экспрессия CD 68 у гигантских многоядерных клеток [18], и то, что в клетках типа Тутона и типа инородных тел содержится лизоцим [17]. 
Еще одна сложность заключается в совместном нахождении в тканях многоядерных клеточных форм отличающихся по своей структуре. При ксантогранулеме обнаружено несколько различных типов гигантских клеток, включая клетки инородных тел и Тутона [69; 82]. Однако не только развитие гистиоцитозов, но и прочие причины ответственны за образование полинуклеаров. В частности, гигантские клетки, присутствующие в результате внедрения имплантатов, причисляют к таким типам, как: клетки инородных тел, Тутона и Лангханса [78]. В данной ситуации образование последних двух клеточных типов достаточно трудно объяснить на основании современных представлений об этиологии и механизмах формирования полинуклеаров. Не ставя под сомнение указанный факт, отметим сложности идентификации многоядерных клеток, связанные, в том числе, и с необходимостью выделения четких морфологических критериев, позволяющих относить многоядерные формы к тому или иному типу. 
Теперь укажем один из важнейших моментов, затрудняющих диагностику гистиоцитарных заболеваний. Развитие гистиоцитозов может имитировать некоторые новообразования [7; 62]. Так, ксантогранулема способна симулировать наличие злокачественных опухолей [39], тогда как другие заболевания имитируют ксантогранулему [72]. 
Причем гистологический анализ образца ткани только тогда дает ответ, удовлетворяющий диагностические интересы, когда, несмотря на всю совокупность патологических изменений, имеются четкие представления об их характере. Например, при микроскопическом исследовании злокачественной фиброзной гистиоцитомы наблюдали присутствие фибробластоподобных и гистиоцитоподобных клеток, пенистых гистиоцитов, а также гигантских клеток опухоли и гигантских полинуклеаров, напоминающих либо остеокласты или клетки Тутона [70]. В описанном случае регистрация разнородных клеточных компонентов, включая идентификацию типов полинуклеаров, и соотнесение полученных данных с гистологическими признаками конкретного заболевания является весьма непростой задачей. 
Обратим внимание и на специальные методы исследования. Прежде всего, упомянем роль иммуногистохимического анализа в дифференциальной диагностике гистиоцитозов [38; 76]. Например, гистиоциты могут иметь определенные морфологические характеристики ядер, по которым напоминают клетки Лангерганса [38], но идентификация CD 68 и отсутствие экспрессии CD 1а и белка S-100 у гистиоцитов помогает правильной постановке диагноза [38]. Дело в том, что макрофаги и клетки Тутона экспрессируют CD 68, но не экспрессируют свойственные для клеток Лангерганса CD 1a и белок S-100 [31]. В связи с этим интересно отметить необычную экспрессию белка S-100, проявляющуюся в некоторых случаях у гигантских клеток Тутона, что может служить причиной диагностических ошибок [71]. 
Достаточно информативны результаты ультраструктурного исследования. Показанное при проведении электронной микроскопии отсутствие гранул Бирбека в гистиоцитарных элементах свидетельствует о том, что эти клетки не происходят от гистиоцитов Лангерганса [30]. Говоря иными словами, если гранулы Бирбека не идентифицируются при ультраструктурном анализе, то это имеет диагностическое значение [54]. 
Не задерживаясь на общих аспектах диагностики гистиоцитарных заболеваний, обратимся к специальным вопросам. Принимая во внимание тот факт, что ювенильная ксантогранулема является часто встречающимся гистиоцитозом [8], то в первую очередь рассмотрим особенности его диагностики, осуществляющейся с привлечением гистологического [12], цитопатологического [16] и иммуногистохимического исследований [12]. 
Для подтверждения клинического диагноза ювенильной ксантогранулемы проводится гистологический анализ, определяющий гистиоцитарный инфильтрат с пенистыми клетками и гигантскими клетками Тутона [34], которые могут быть многочисленными [53; 80]. Одновременное присутствие в ткани гигантских клеток инородных тел и Тутона [14; 24] подчеркивает значимость идентификации полинуклеаров обоих типов. 
Инфильтраты, наблюдаемые при ювенильной ксантогранулеме, разнятся по своему клеточному составу, имеющему различные качественные и количественные характеристики [22], и включают не только клетки Тутона [15; 22; 25; 45; 59; 61], но и гистиоциты [22; 38], лимфоциты [14; 22; 59], эозинофилы [14; 22; 38], фибробласты [22]. 
Считается, что такие типы заболевания, как ксантогранулема взрослых и ювенильная, практически не различаются по показателям численности пенистых и гигантских клеток, включая клетки Тутона [9]. Однако в отношении гигантских клеток существует противоположное мнение. Гигантские клетки более значимы в ксантогранулеме взрослых, чем в ювенильной [82]. 
В то же время стоит помнить, что на раннем этапе развития ювенильной ксантогранулемы могут отсутствовать пенистые и многоядерные клетки [8], в том числе и клетки Тутона [29]. Воспалительный инфильтрат содержит гистиоциты и постепенно обогащается пенистыми и многоядерными гигантскими клетками Тутона [8]. Поскольку клетки Тутона начинают появляться в последующий период [37], то учитывая эту особенность можно судить о фазе воспалительного процесса. Кроме того, клеточный состав очага воспаления зависит от его локализации [49] и глубокорасположенные очаги содержат меньшее количество клеток Тутона [4]. 
При диагностике ювенильной ксантогранулемы важны иммуногистохимические признаки [29], указывающие на то, что гигантские клетки Тутона обладают экспрессией CD 68 и не экспрессируют CD 1а и белок S-100 [12]. Это утверждение справедливо и для гистиоцитов [13]. Известно, что ювенильная ксантогранулема и лангергансоклеточные гистиоцитозы имеют определенные патологические особенности [54]. Впрочем, показана возможность совместного присутствия в ткани признаков свойственных для ювенильной ксантогранулемы и для лангергансоклеточного гистиоцитоза [81]. Причем в центре полученного при биопсии образца ткани находились пенистые гистиоциты и гигантские клетки Тутона с обычными для них иммуноцитохимическими признаками, но в периферической области образца у гистиоцитов отмечали экспрессию S-100 и CD 1а, и отсутствие экспрессии CD 68 [81]. 
В подобных затруднительных ситуациях целесообразно на наш взгляд прибегать к ультраструктурному анализу. Если при электронно-микроскопическом исследовании не отмечено наличие характерных для клеток Лангерганса гранул [13], то речь уже не идет о лангергансоклеточном гистиоцитозе. Не лишним будет напомнить, что дифференциальная диагностика ювенильной ксантогранулемы необходима для назначения адекватных средств коррекции таковой [29], поэтому вполне оправданно использование всего доступного спектра современных методов верификации диагноза. 
Обратимся и к другой форме заболевания. Дифференциальную диагностику ксантогранулемы взрослых проводят с болезнью Эрдгейма-Честера, некробиотической гранулемой, ксантомой, гистиоцитозом Лангерганса [68]. Гистопатологическое исследование подтверждает диагноз ксантогранулемы на основании присутствия в ткани очагов воспаления, гистиоцитов и гигантских клеток Тутона [47]. В дополнение к сказанному можно заметить, что при развитии некробиотической ксантогранулемы наблюдается образование некробиотического очага, окруженного клетками, участвующими в воспалительных реакциях [51]. 
Присутствие гигантских клеток Тутона относится и к признакам ксантомы [26]. Причем у пациентов с папулезной ксантомой в инфильтратах вместе с многочисленными гигантскими клетками типа Тутона находятся мононуклеарные и многоядерные макрофаги [5]. Когда при диссеминированной ксантоме фиксируется инфильтрация ткани крупными липид-содержащими макрофагами, многоядерными гистиоцитарными гигантскими клетками типа Тутона и типа инородных тел [76]. 
Гигантские клетки Тутона характерны также для болезни Эрдгейма-Честера [62]. Небезынтересно отметить, что по одним данным показано присутствие многочисленных гигантских клеток Тутона [79], тогда как по другим – они могут быть редко встречающимися [73]. Настоящее противоречие логично объяснить зависимостью численности гигантских клеток от фазы патологического процесса. Поскольку незначительное количество регистрируемых клеток Тутона сочетается с фиброзом [73], то не исключено, что на этом этапе развития заболевания происходит снижение частоты встречаемости полинуклеарных производных. 
Стоит также помнить, что при болезни Эрдгейма-Честера гигантские клетки типа Тутона имеют экспрессию CD 68 и CD 163, но негативны на S-100 и CD 1a [46]. Аналогичное утверждение справедливо и в отношении гистиоцитов, экспрессирующих CD 68 [19; 48] и CD 163 [19], чего нельзя сказать о CD 1а [19; 48] и белке S-100 [19]. Указанные иммуногистохимические признаки подтверждают принадлежность гистиоцитоза к не лангергансовым формам. 
Подводя итог данной темы, заметим, что не один диагностический критерий сам по себе не может считаться абсолютным признаком конкретного заболевания. Основная сложность диагностики гистиоцитозов заключается в наличие обширной группы заболеваний со сходными проявлениями и особенностями реализации патогенеза. В связи с этим приоритетное значение приобретает дифференцирование отдельных форм гистиоцитозов, что достижимо только при условии четких представлений о гистологических, цитологических, ультраструктурных и иммуногистохимических признаках идентификации патологических изменений. Широкий арсенал современных методов исследования, призванных обеспечить адекватную диагностику, является эффективным инструментом распознавания и контроля наблюдаемых нарушений. 
В завершении настоящего обзора научной литературы, посвященного актуальным вопросам изучения многоядерных клеток Тутона, хотелось бы подчеркнуть роль обсуждаемых полинуклеаров в развитии гистиоцитарных заболеваний, зачастую имеющих неясную этиологию и во многом не уточненные механизмы реализации патологических процессов, детерминирующих тяжелое течение гистиоцитозов и их неблагоприятный исход. 
Исследование морфологических и функциональных особенностей клеток Тутона позволяет уточнить комплекс диагностически значимых параметров идентификации этих полинуклеаров и помогает пониманию формообразования и поведения указанных многоядерных производных в условиях предопределенных спецификой их образования. Последняя включает не только собственно механизм формирования полинуклеарных дериватов за счет слияния отдельных клеток, но и предполагает наличие элементов, индуцирующих и контролирующих фузию. При этом межклеточная кооперация непосредственно влияет на развитие и дифференцировку клеток Тутона и на уровень их функциональной активности. 
Следует признать, что за последние годы достигнуты значительные успехи в изучении клеток Тутона, но остается целый ряд вопросов требующих детального анализа. В частности, не вполне понятно способствует ли поглощение липидов клеточной фузии и какова в ней роль соответствующих компонентов цитоплазматической мембраны и медиаторов, обеспечивающих эти реакции. Кроме того, факт совместного присутствия клеток Тутона вместе с клетками инородных тел может свидетельствовать об общих механизмах формирования полинуклеаров обоих типов, что не лишено оснований учитывая макрофагальное происхождение этих многоядерных форм и их нахождение в аналогичных условиях. При этом не ясно, правомерно ли считать клетки инородных тел предшественниками клеток Тутона, или появление последних на поздних этапах развития воспалительного очага обусловлено сменой его составляющих. Клетки Тутона, по всей видимости, играют роль в самоподдерживающемся формировании полинуклеаров, поскольку синтезируемые гигантскими макрофагальными клетками медиаторы могут обладать фузогенной активностью. 
Проводя сравнение с другими типами макрофагальных полинуклеаров небезынтересно предположить о существовании субпопуляций клеток Тутона, разнящихся по классу ядерности (отражающему их структурные особенности) и по своим функциональным характеристикам. Все же заметим практическое отсутствие подобных сведений, но перспективность таких исследований не вызывает сомнений ввиду возможности получения ценной информации, крайне необходимой для диагностики гистиоцитозов и способствующей пониманию аспектов дифференцировки клеток Тутона. 
В то же время значение данных полинуклеаров в патогенезе гистиоцитарных заболеваний убедительно доказано в серии опубликованных работ. Однако до сих пор малоизученным остается участие клеток Тутона в гистиоцитарной пролиферации, развитии воспалительного очага и фиброзировании ткани. Укажем также на необходимость уточнения характера реакций межклеточного взаимодействия, детерминирующего патогенез гистиоцитозов. Знание специфики поведения клеток Тутона в очагах хронического воспаления при отдельных формах гистиоцитарных заболеваний содействует созданию патогенетически обоснованных методов диагностики и коррекции гистиоцитозов. 
Не ставя под сомнение целесообразность решения сугубо прикладных задач, обратим внимание на тот факт, что клетки Тутона занимают далеко не последнее место в ряду макрофагальных многоядерных производных, образующих субпопуляцию среди полинуклеарных форм. Поэтому разработка современной классификации многоядерных клеток, всесторонне отражающей нюансы их образования и функционирования, весьма перспективна в научном плане. 
В заключение отметим, что рассмотрение вопросов формирования клеток Тутона и их участия в реализации патологических процессов, наряду с другими многоядерными макрофагальными производными, составляет одно из важнейших звеньев в системе изучения полинуклеаров различного происхождения. Выделение наиболее общих особенностей образования, структурной организации и функционирования, свойственных всем без исключения полинуклеарным клеточным формам, должно открывать возможность построения единой концепции многоядерных клеток. 

Список литературы: 
1. Ильин Д.А. Многоядерные макрофаги. - Новосибирск: Наука, 2011. - 56 с. 
2. Aiba S., Tagami H. Phorbol 12-myristate 13-acetate can transform monocyte-derived dendritic cells to different cell types similar to those found in dermatofibroma. A possible in vitro model of the histogenesis of dermatofibroma // J. Cutan. Pathol. - 1998. - V. 25. - № 2. - P. 65-71. 
3. Aldabagh B., Ly M.N., Hessel A.B., Usmani A.S. Molluscum contagiosum involving an epidermoid cyst with xanthogranuloma-like reaction in an HIV-infected patient // J. Cutan. Pathol. - 2010. - V. 37. - № 2. - P. 282-286. 
4. Barroca H., Farinha N.J., Lobo A., Monteiro J., Lopes J.M. Deep-seated congenital juvenile xanthogranuloma: report of a case with emphasis on cytologic features // Acta. Cytol. - 2007. - V. 51. - № 3. - P. 473-476. 
5. Breier F., Zelger B., Reiter H., Gschnait F., Zelger B.W. Papular xanthoma: a clinicopathological study of 10 cases // J. Cutan. Pathol. - 2002. - V. 29. - № 4. - P. 200-206. 
6. Bundino S., Zina A.M., Aloi F. Papular xanthoma. Clinical, histological and ultrastructural study // Dermatologica. - 1988. - V. 177. - № 6. - P. 382-385. 
7. Busam K.J., Rosai J., Iversen K., Jungbluth A.A. Xanthogranulomas with inconspicuous foam cells and giant cells mimicking malignant melanoma: a clinical, histologic, and immunohistochemical study of three cases // Am. J. Surg. Pathol. - 2000. - V. 24. - № 6. - P. 864-869. 
8. Chami R., Aleynikova O., Abela A., Blais M., Oligny L., Bouron-Dal Soglio D., Patey N. Juvenile xanthogranuloma of the nasal cavity // Ann. Pathol. - 2010. - V. 30. - № 5. - P. 374-377. 
9. Chang S.E., Cho S., Choi J.C., Choi J.H., Sung K.J., Moon K.C., Koh J.K. Clinicohistopathologic comparison of adult type and juvenile type xanthogranulomas in Korea // J. Dermatol. - 2001. - V. 28. - № 8. - P. 413-418. 
10. Chang D.T., Colton E., Anderson J.M. Paracrine and juxtacrine lymphocyte enhancement of adherent macrophage and foreign body giant cell activation // J. Biomed. Mater. Res. A. - 2009. - V. 89. - № 2. - P. 490-498. 
11. Chang D.T., Colton E., Matsuda T., Anderson J.M. Lymphocyte adhesion and interactions with biomaterial adherent macrophages and foreign body giant cells // J. Biomed. Mater. Res. A. - 2009. - V. 91. - № 4. - P. 1210-1220. 
12. Chantorn R., Wisuthsarewong W., Aanpreung P., Sanpakit K., Manonukul J. Severe congenital systemic juvenile xanthogranuloma in monozygotic twins // Pediatr. Dermatol. - 2008. - V. 25. - № 4. - P. 470-473. 
13. Chantranuwat C. Systemic form of juvenile xanthogranuloma: report of a case with liver and bone marrow involvement // Pediatr. Dev. Pathol. - 2004. - V. 7. - № 6. - P. 646-648. 
14. Chaudhry I.A., Al-Jishi Z., Shamsi F.A., Riley F. Juvenile xanthogranuloma of the corneoscleral limbus: case report and review of the literature // Surv. Ophthalmol. - 2004. - V. 49. - № 6. - P. 608-614. 
15. Cohen P.R., Prieto V.G. Radiation port xanthogranuloma: solitary xanthogranuloma occurring within the irradiated skin of a breast cancer patient-report and review of cutaneous neoplasms developing at the site of radiotherapy // J. Cutan. Pathol. - 2010. - V. 37. - № 8. - P. 891-894. 
16. Danzig C.J., Shields C.L., Mashayekhi A., Ehya H., Manquez M.E., Shields J.A. Fluorescein angiography of iris juvenile xanthogranuloma // J. Pediatr. Ophthalmol. Strabismus. - 2008. - V. 45. - № 2. - P. 110-112. 
17. Dayan D., Buchner A., Garlick J. Touton-like giant cells in periapical granulomas // J. Endod. - 1989. - V. 15. - № 5. - P. 210-211. 
18. DeStafeno J.J., Carlson J.A., Meyer D.R. Solitary spindle-cell xanthogranuloma of the eyelid // Ophthalmology. - 2002. - V. 109. - № 2. - P. 258-261. 
19. Dickson B.C., Pethe V., Chung C.T., Howarth D.J., Bilbao J.M., Fornasier V.L., Streutker C.J., Sugar L.M., Bapat B. Systemic Erdheim-Chester disease // Virchows Arch. - 2008. - V. 452. - № 2. - P. 221-227. 
20. Egan A.J., Boardman L.A., Tazelaar H.D., Swensen S.J., Jett J.R., Yousem S.A., Myers J.L. Erdheim-Chester disease: clinical, radiologic, and histopathologic findings in five patients with interstitial lung disease // Am. J. Surg. Pathol. - 1999. - V. 23. - № 1. - P. 17-26. 
21. Elsner B. Histological Studies in Hodgkin's disease // Beitr. Pathol. - 1975. - V. 156. - № 2. - P. 101-108. 
22. Grenko R.T., Sickel J.Z., Abendroth C.S., Cilley R.E. Cytologic features of deep juvenile xanthogranuloma // Diagn. Cytopathol. - 1996. - V. 15. - № 4. - P. 329-333. 
23. Hammond M.D., Niemi E.W., Ward T.P., Eiseman A.S. Adult orbital xanthogranuloma with associated adult-onset asthma // Ophthal. Plast. Reconstr. Surg. - 2004. - V. 20. - № 4. - P. 329-332. 
24. Hayashi N., Komatsu T., Komatsu T., Hiroi M., Ueno H. Juvenile xanthogranuloma presenting with unilateral prominent nodule of the eyelid: report of a case and clinicopathological findings // Jpn. J. Ophthalmol. - 2004. - V. 48. - № 5. - P. 435-439. 
25. Hoeger P.H., Diaz C., Malone M., Pritchard J., Harper J.I. Juvenile xanthogranuloma as a sequel to Langerhans cell histiocytosis: a report of three cases // Clin. Exp. Dermatol. - 2001. - V. 26. - № 5. - P. 391-394. 
26. Hofmann M., Zappel K., Trefzer U., Audring H., Albrecht-Nebe H., Sterry W., Blume-Peytavi U. Diffuse normolipemic plane xanthoma in a 9-year-old boy // Pediatr. Dermatol. - 2005. - V. 22. - № 2. - P. 127-129. 
27. Iwasaki H., Yoshitake K., Ohjimi Y., Kikuchi M., Isayama T., Yoh S., Shinohara N., Enjoji M. Malignant fibrous histiocytoma. Proliferative compartment and heterogeneity of "histiocytic" cells // Am. J. Surg. Pathol. - 1992. - V. 16. - № 8. - P. 735-745. 
28. Kabell S., Igyarto B.Z., Magyar A., Hajdu Z., Biro E., Bisgaard M., Olah I. Impact of heterophil granulocyte depletion caused by 5-fluorouracil on infectious bursal disease virus infection in specific pathogen free chickens // Avian. Pathol. - 2006. - V. 35. - № 4. - P. 341-348. 
29. Kanoff J.M., Colby K., Jakobiec F.A. Incipient corneoscleral xanthogranuloma with S-100 positivity in a teenager // Cornea. - 2010. - V. 29. - № 6. - P. 688-690. 
30. Karcioglu Z.A., Sharara N., Boles T.L., Nasr A.M. Orbital xanthogranuloma: clinical and morphologic features in eight patients // Ophthal. Plast. Reconstr. Surg. - 2003. - V. 19. - № 5. - P. 372-381. 
31. Kenn W., Eck M., Allolio B., Jakob F., Illg A., Marx A., Mueller-Hermelink H.K., Hahn D. Erdheim-Chester disease: evidence for a disease entity different from Langerhans cell histiocytosis? Three cases with detailed radiological and immunohistochemical analysis // Hum. Pathol. - 2000. - V. 31. - № 6. - P. 734-739. 
32. Kim N.R., Ko Y.H., Choe Y.H., Lee H.G., Huh B., Ahn G.H. Erdheim-Chester disease with extensive marrow necrosis: a case report and literature review // Int. J. Surg. Pathol. - 2001. - V. 9. - № 1. - P. 73-79. 
33. Kim J.Y., Jung H.D., Choe Y.S., Lee W.J., Lee S.J., Kim do W., Kim B.S. A Case of Xanthoma Disseminatum Accentuating over the Eyelids // Ann. Dermatol. - 2010. - V. 22. - № 3. - P. 353-357. 
34. Klemke C.D., Held B., Dippel E., Goerdt S. Multiple juvenile xanthogranulomas successfully treated with CO laser // J. Dtsch. Dermatol. Ges. - 2007. - V. 5. - № 1. - P. 30-33. 
35. Kodama H., Akiyama H., Nagao Y., Akagi O., Nohara N. Persistence of foam cells in rabbit xanthoma after normalization of serum cholesterol level // Arch. Dermatol. Res. - 1988. - V. 280. - № 2. - P. 108-113. 
36. Krenn V. An unusual case of localised tophaceous gout in the left index finger // Z. Rheumatol. - 2009. - V. 68. - № 1. - P. 81-82. 
37. Kubota Y., Kiryu H., Nakayama J., Koga T. Histopathologic maturation of juvenile xanthogranuloma in a short period // Pediatr. Dermatol. - 2001. - V. 18. - № 2. - P. 127-130. 
38. Li H.C., Roux J.J., Pranikoff T., Kilpatrick S.E., Cappellari J.O. Deep juvenile xanthogranuloma presenting as a chest wall mass: a case report // Acta. Cytol. - 2008. - V. 52. - № 5. - P. 607-611. 
39. Lovato L., Salerni G., Puig S., Carrera C., Palou J., Malvehy J. Adult xanthogranuloma mimicking basal cell carcinoma: dermoscopy, reflectance confocal microscopy and pathological correlation // Dermatology. - 2010. - V. 220. - № 1. - P. 66-70. 
40. McNally A.K., DeFife K.M., Anderson J.M. Interleukin-4-induced macrophage fusion is prevented by inhibitors of mannose receptor activity // Am. J. Pathol. - 1996. - V. 149. - № 3. - P. 975-985. 
41. Meyer-Riemann W., Quentin C.D., Vogel M. Intracorneal granulomatous inflammation // Ophthalmologe. - 2001. - V. 98. - № 2. - P. 203-206. 
42. Michal M., Fanburg-Smith J.C. Plexiform xanthomatous tumor: a report of 20 cases in 12 patients // Am. J. Surg. Pathol. - 2002. - V. 26. - № 10. - P. 1302-1311. 
43. Mortensen T., Weismann K., Kobayasi T. Xanthogranuloma juvenile: a case report // Acta. Derm. Venereol. - 1983. - V. 63. - № 1. - P. 79-81. 
44. Most J., Neumaer H.P., Dierich M.P. Cytokine-induced generation of multinucleated giant cells in vitro reguires interferon- and expression of LFA-1 // Eur. J. Immunol. - 1990. - V. 20. - № 8. - Р. 1661-1667. 
45. Mruthyunjaya P., Meyer D.R. Juvenile xanthogranuloma of the lacrimal sac fossa // Am. J. Ophthalmol. - 1997. - V. 123. - № 3. - P. 400-402. 
46. Murakami Y., Wataya-Kaneda M., Terao M., Azukizawa H., Murota H., Nakata Y., Katayama I. Peculiar distribution of tumorous xanthomas in an adult case of erdheim-chester disease complicated by atopic dermatitis // Case Rep. Dermatol. - 2011. - V. 3. - № 2. - P. 107-112. 
47. Murthy R., Honavar S.G., Vemuganti G.K., Naik M., Burman S. Isolated giant xanthogranuloma of the orbit // Indian J. Ophthalmol. - 2007. - V. 55. - № 2. - P. 156-158. 
48. Nagatsuka H., Han P.P., Taguchi K., Tsujigiwa H., Gunduz M., Fukunaga J., Sugahara T., Asaumi J., Nagai N. Erdheim-Chester disease in a child presenting with multiple jaw lesions // J. Oral. Pathol. Med. - 2005. - V. 34. - № 7. - P. 420-422. 
49. Nascimento A.G. A clinicopathologic and immunohistochemical comparative study of cutaneous and intramuscular forms of juvenile xanthogranuloma // Am. J. Surg. Pathol. - 1997. - V. 21. - № 6. - P. 645-652. 
50. Ono K., Oshiro M., Uemura K., Ota H., Matsushita Y., Ijima S., Iwase T., Uchida M., Katsuyama T. Erdheim-Chester disease: a case report with immunohistochemical and biochemical examination // Hum. Pathol. - 1996. - V. 27. - № 1. - P. 91-95. 
51. Oumeish O.Y., Oumeish I., Tarawneh M., Salman T., Sharaiha A. Necrobiotic xanthogranuloma associated with paraproteinemia and non-Hodgkin's lymphoma developing into chronic lymphocytic leukemia: the first case reported in the literature and review of the literature // Int. J. Dermatol. - 2006. - V. 45. - № 3. - P. 306-310. 
52. Park Y.K., Ryu K.N., Huh B., Kim J.D. Erdheim-Chester disease: a case report // J. Korean Med. Sci. - 1999. - V. 14. - № 3. - P. 323-326. 
53. Park S.H., Rah S.H., Kim Y.H. Juvenile xanthogranuloma as an isolated corneoscleral limbal mass: a case report // Korean J. Ophthalmol. - 2003. - V. 17. - № 1. - P. 63-66. 
54. Patrizi A., Neri I., Bianchi F., Guerrini V., Misciali C., Paone G., Burnelli R. Langerhans cell histiocytosis and juvenile xanthogranuloma. Two case reports // Dermatology. - 2004. - V. 209. - № 1. - P. 57-61. 
55. Pfeilschifter J., Chenu C., Bird A., Mundy G.R., Roodman G.D. Interleukin-1 and tumor necrosis factor stimulate the formation of human osteoclastlike cells in vitro // J. Bone Miner. Res. - 1989. - V. 4. - № 1. - P. 113-118. 
56. Piraccini B.M., Fanti P.A., Iorizzo M., Tosti A. Juvenile xanthogranuloma of the proximal nail fold // Pediatr. Dermatol. - 2003. - V. 20. - № 4. - P. 307-308. 
57. Poklang V., Shuangshoti S., Chaipipat M., Nuchprayoon I., Shuangshoti S. Rosai-Dorfman disease and juvenile xanthogranuloma in a Thai boy: report of a case // J. Med. Assoc. Thai. - 2006. - V. 89. - № 1. - P. 94-98. 
58. Provenzano E., Barter S.J., Wright P.A., Forouhi P., Allibone R., Ellis I.O. Erdheim-chester disease presenting as bilateral clinically malignant breast masses // Am. J. Surg. Pathol. - 2010. - V. 34. - № 4. - P. 584-588. 
59. Redbord K.P., Sheth A.P. Multiple juvenile xanthogranulomas in a 13-year-old // Pediatr. Dermatol. - 2007. - V. 24. - № 3. - P. 238-240. 
60. Rodriguez A., Macewan S.R., Meyerson H., Kirk J.T., Anderson J.M. The foreign body reaction in T-cell-deficient mice // J. Biomed. Mater. Res. A. - 2009. - V. 90. - № 1. - P. 106-113. 
61. Rosanowski F., Tigges M., Gjuric M., Eysholdt U. Juvenile xanthogranuloma of the auricle // Laryngorhinootologie. - 1996. - V. 75. - № 9. - P. 554-555. 
62. Rushing E.J., Bouffard J.P., Neal C.J., Koeller K., Martin J., Ozdemirli M., Mena H., Ecklund J.M. Erdheim-Chester disease mimicking a primary brain tumor. Case report // J. Neurosurg. - 2004. - V. 100. - № 6. - P. 1115-1118. 
63. Saad N., Skowron F., Dalle S., Forestier J.Y., Balme B., Thomas L. Multiple adult xanthogranuloma: case report and literature review // Dermatology. - 2006. - V. 212. - № 1. - P. 73-76. 
64. Satchi K., Loughnan M.S., McKelvie P.A., McNab A.A. Bilateral epibulbar xanthomas--a case report // Cornea. - 2010. - V. 29. - № 2. - P. 225-227. 
65. Shields J.A., Karcioglu Z.A., Shields C.L., Eagle R.C., Wong S. Orbital and eyelid involvement with Erdheim-Chester disease. A report of two cases // Arch. Ophthalmol. - 1991. - V. 109. - № 6. - P. 850-854. 
66. Shimizu F., Taneda H., Sato H., Kato A., Takeo N., Fujiwara S. A Case of Orbital Xanthogranuloma Treated by Surgical Excision // Case Rep. Dermatol. - 2010. - V. 2. - № 2. - P. 110-115. 
67. Snijders D., Stenghele C., Monciotti C., Piccolo R.L., Alaggio R., Zanon G.F., Barbato A. Case for diagnosis: 4-month-old infant with increasing cough, hemoptysis, and anemia // Pediatr. Pulmonol. - 2007. - V. 42. - № 9. - P. 844-846. 
68. Spraul C.W., Grossniklaus H.E., Lang G.K. Bilateral adult periocular xanthogranuloma // Klin. Monbl. Augenheilkd. - 1997. - V. 211. - № 5. - P. 342-344. 
69. Spraul C.W., Wagner P., Lang G.K. Bilateral necrobiotic xanthogranuloma of the eyelids with associated paraproteinemia: Case report and review of literature // Klin. Monbl. Augenheilkd. - 2002. - V. 219. - № 1-2. - P. 55-58. 
70. Takaki Y., Kishikawa M., Sekine I., Nishimori I., Hirata M., Namiki H. Primary malignant fibrous histiocytoma of the endometrium // Acta. Pathol. Jpn. - 1983. - V. 33. - № 4. - P. 823-829. 
71. Tomaszewski M.M., Lupton G.P. Unusual expression of S-100 protein in histiocytic neoplasms // J. Cutan. Pathol. - 1998. - V. 25. - № 3. - P. 129-135. 
72. Tran D.T., Jokinen C.H., Argenyi Z.B. Histiocyte-rich pleomorphic mastocytoma: an uncommon variant mimicking juvenile xanthogranuloma and Langerhans cell histiocytosis // J. Cutan. Pathol. - 2009. - V. 36. - № 11. - P. 1215-1220. 
73. Tran T.A., Fabre M., Pariente D., Craiu I., Haroche J., Charlotte F., Eid P., Durrbach A., Taoufik Y., Kone-Paut I. Erdheim-Chester disease in childhood: a challenging diagnosis and treatment // J. Pediatr. Hematol. Oncol. - 2009. - V. 31. - № 10. - P. 782-786. 
74. Valmaggia C., Neuweiler J., Fretz C., Gottlob I. A case of Erdheim-Chester disease with orbital involvement // Arch. Ophthalmol. - 1997. - V. 115. - № 11. - P. 1467-1468. 
75. Watanabe T., Hattori F., Tanaka K. An experimental study on the origin of foam cells in glomerulonephritis // Acta. Pathol. Jpn. - 1982. - V. 32. - № 3. - P. 371-383. 
76. Weiss N., Keller C. Xanthoma disseminatum: a rare normolipemic xanthomatosis // Clin. Investig. - 1993. - V. 71. - № 3. - P. 233-238. 
77. Westermann G., August C., Bonsmann G., Rahn K.H., Kisters K. Necrobiotic xanthogranuloma with skin and liver amyloidosis // Med. Klin. (Munich). - 2001. - V. 96. - № 1. - P. 50-54. 
78. Wolter J.R. Cytopathology of intraocular lens implantation // Ophthalmology. - 1985. - V. 92. - № 1. - P. 135-142. 
79. Wu Z., Yan J., Hong W., Yuan Y., Dai L. A case of Erdheim-Chester disease with bilateral orbital involvement // Yan. Ke. Xue. Bao. - 2001. - V. 17. - № 3. - P. 163-167. 
80. Yanoff M., Perry H.D. Juvenile xanthogranuloma of the corneoscleral limbus // Arch. Ophthalmol. - 1995. - V. 113. - № 7. - P. 915-917. 
81. Yu H., Kong J., Gu Y., Ling B., Xi Z., Yao Z. A child with coexistent juvenile xanthogranuloma and Langerhans cell histiocytosis // J. Am. Acad. Dermatol. - 2010. - V. 62. - № 2. - P. 329-332. 
82. Zelger B., Cerio R., Orchard G., Wilson-Jones E. Juvenile and adult xanthogranuloma. A histological and immunohistochemical comparison // Am. J. Surg. Pathol. - 1994. - V. 18. - № 2. - P. 126-135. 
83. Zelger B.W., Sidoroff A., Orchard G., Cerio R. Non-Langerhans cell histiocytoses. A new unifying concept // Am. J. Dermatopathol. - 1996. - V. 18. - № 5. - P. 490-504. 
84. Zelger B.G., Orchard G., Rudolph P., Zelger B. Scalloped cell xanthogranuloma // Histopathology. - 1998. - V. 32. - № 4. - P. 368-374. 
Последнее обновление ( 23.04.2014 г. )
 

Добавить комментарий

Правила! Запрещается ругаться матом, оскорблять участников/авторов, спамить, давать рекламу.



Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »
 
 
Альманах Научных Открытий. Все права защищены.
Copyright (c) 2008-2019.
Копирование материалов возможно только при наличии активной ссылки на наш сайт.

Warning: require_once(/home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/css/llm.php) [function.require-once]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/bioinformatix/index.php on line 79

Fatal error: require_once() [function.require]: Failed opening required '/home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/css/llm.php' (include_path='.:/usr/local/zend-5.2/share/pear') in /home/users/z/zverkoff/domains/tele-conf.ru/templates/bioinformatix/index.php on line 79